Послеродовая депрессия

Психиатрия & Нейронауки PsyAndNeuro.ru

Послеродовая депрессия у матерей и поведенческие расстройства у детей.

В новом исследовании, опубликованном в JAMA Psychiatry, изучалось состояние детей, чьи матери страдали послеродовой депрессией (ПРД). В данной работе учёные пытались определить влияние тяжести и длительности ПРД на развитие ребёнка. Для участия в исследовании Avon Longitudinal Study of Parents and Children (ALSPAC) привлекали женщин, родивших в период с апреля 1991 года по декабрь 1992 года. Это позволило проследить влияние ПРД на детей как в короткий, так и в длительный постнатальный период, и ранжировать группы поведенческих расстройств.

Данные о наличии депрессии и степени её тяжести проверяли в течение 1 года после родов и через 11 лет. Дополнительно изучали наличие поведенческих расстройств у детей в возрасте 3,5 лет, а также уровень знаний математики в 16 лет. Всего в исследовании приняли участие 4227 мальчиков и 4060 девочек. Тяжесть депрессии измерялась по шкале Edinburgh Postnatal Depression Score (EPDS), где результат менее 13 баллов означает отсутствие депрессии, 13 – 14 баллов идентифицирует преддепрессивное состояние, 15 – 16 баллов говорит о наличии депрессии, а результат более 17 баллов означает тяжёлую депрессию. Для диагностики проблем поведения у детей 3,5 лет использовали шкалу Rutter Total Problems Scale. Успехи в изучении математики были проверены специальным экзаменом, проводящимся в Англии.

Поведенческие расстройства были разделены на семь групп в зависимости от ассоциации с тяжестью ПРД у матери:

1) без ПРД (группа сравнения);

2) умеренная, но не длительная депрессия;

3) явная, но не длительная депрессия;

4) тяжёлая, но не длительная депрессия;

5) умеренная длительная депрессия;

6) явная длительная депрессия;

7) тяжёлой длительная депрессия.

В результате исследования было обнаружено, что результат EPDS у женщин, страдавших тяжёлой и длительной ПРД, через 11 лет оставался прежним, лишь с незначительными изменениями. У детей женщин, страдавших длительной ПРД, вне зависимости от степени тяжести, риск развития поведенческих расстройств, а также самой депрессии был высок. По сравнению с контрольной группой, у детей, чьи матери страдали длительной и тяжёлой ПРД, отмечался более высокий риск развития поведенческих расстройств в возрасте 3,5 лет и трудностей в усвоении математики в 16 лет. Также уровень математических знаний страдал у тех детей, чьи матери имели умеренную, но не длительную ПРД.

«Если депрессия тяжёлая и длится в течение 6 месяцев после родов, риск её отрицательного эффекта как для матери, так и для малыша, велик» – заявляет одна из авторов исследования Elena Netsi. Скрининг в ранний послеродовой период помогает обнаружить матерей, страдающих тяжёлой формой ПРД. Также следует внимательно отнестись к лечению материнской ПДР: стоит с осторожностью назначать антидепрессанты матерям, дети которых находятся на грудном вскармливании. Возможно, будет необходимо совместно с педиатром решать вопрос о переводе ребёнка на искусственное вскармливание. Поэтому терапией первой линии в первую очередь будет являться психотерапия, например, когнитивно-поведенческая психотерапия.

Подготовила: Вирт К. О.

Первичная консультация по телефону бесплатно!

Телефон:+7 495 741–94–64

Влияние материнской депрессии на потомство.

Известно, что депрессия у матери во время перинатального периода оказывает неблагоприятное влияние на различные аспекты развитие ребенка, в том числе, социальную, эмоциональную и когнитивную функции, а также увеличивает риск депрессии в подростковом и взрослом возрасте.

Существует несколько объяснений данного феномена. Сама по себе депрессия у матери может отражать хронический стресс, который и влияет на развитие нервной системы у ребенка. В то же время депрессия, возникающая в дородовом периоде, может влиять на плод через эпигенетические механизмы. Srinivasan и соавторы сосредоточили свое внимание на еще не исследованном аспекте этой темы: связи материнской перинатальной депрессии с психотическими переживаниями у детей.

Для этого учёные использовали данные многолетних исследований Avon Longitudinal Study of Parents and Children (ALSPAC). В общей сложности было выбрано более 3000 детей, которые должны были родиться между 1 апреля 1991 года и 31 декабря 1992 года. Депрессия у их родителей оценивалась с помощью Эдинбургской шкалы постнатальной депрессии. Психотические переживания у детей в возрасте 18 лет оценивались с помощью диагностического интервью для психозов (Psychosis-Like Symptom Interview, PLIKSi) – метода, основанного на принципах Шкалы клинической оценки в нейропсихиатрии (SCAN). Кроме того, оценивался уровень депрессии по плану клинического интервью (Clinical Interview Schedule-Revised, CIS-R, Lewis et al., 1992).

В результате авторы обнаружили доказательства связи между депрессией во время перинатального периода у матери и психотическими переживаниями у детей в возрасте 18 лет. В среднем уровень депрессии у женщин до родов соответствует баллу 6,7 (из 30), в ранний постродовой период – 5,6 (из 30). Причем 12% матерей достигали уровня “клинической депрессии” (больше 12 баллов по шкале) в дородовом периоде, 8% – вскоре после родов. Отношения шансов для зависимости между материнской дородовой и постродовой депрессиями и психотическими переживаниями у детей в возрасте 18 лет составили 1,26 и 1,17 соответственно. Отношение шансов для связи между материнской дородовой депрессией и депрессией у детей в возрасте 18 лет оказалось равным 1,18. У 2% детей наблюдались одновременно депрессия и признаки психотических переживаний, хотя в целом наличие этих расстройств довольно слабо коррелирует друг с другом.

Аналогичный анализ был проведен и для отцов, но показал отсутствие какой-либо ассоциации. Любопытно, что для обоих анализов была сделана поправка на семейную историю психических отклонений, но она не изменила результаты исследования.

Srinivasan и коллеги, однако, обращают внимание, что для большей уверенности в их выводах необходимы работы, связанные с генетической компонентой, лежащей в основе формирования психотических переживаний. В будущих исследованиях влияния материнской депрессии на потомство учёные также предлагают попытаться изучить влияние глюкокортикоидов, например, кортизола, концентрация которого меняется в случае хронического стресса матери, а также роль иммунного ответа, так как известно, что воспаление во время беременности повышает риск развития шизофрении у ребенка.

Автор перевода: Колодяжная А.

Первичная консультация по телефону бесплатно!

Телефон:+7 495 741–94–64

Кизицкий Ивери Зазович

Куратор психиатрического подразделения клиники

Обратитесь к нам!

Расскажите о ваших проблемах, и мы назначим лечение

Получить консультацию

Или позвоните нам по телефону